Какие требования предъявляет USCIRF к Казахстану, и почему президент США пригласил имама из Астаны на неформальный ужин?

В последние дни многие средства массовой информации в Казахстане подняли вопрос о том, что президент США Джо Байден пригласил главного имама мечети им. Ырыскелді қаж в Астане Нурлана Кажы Асанова в Соединенные Штаты. Это приглашение не было связано с какой-то конференцией или переговорами, а представляло собой приглашение на ужин в качестве «очень близкого друга».

Нурлан Кажы Асанов утверждает, что его поездка в США не сводится к простому обеду с президентом в дружественной обстановке. В ходе визита он намерен представить интересы Казахстана, обсудить внутреннюю и внешнюю политику, а также широко демонстрировать духовность и обширное историческое наследие казахского народа.

Тем не менее, возможно, что для вашингтонских политиков более приоритетными являются прагматические цели, далекие от высокопарных высказываний и чувственных аспектов, чем история и духовность народа.

Доклад о преследовании религиозной деятельности в Казахстане, опубликованный Комиссией США по международной религиозной свободе (USCIRF) 2 октября 2023 года, служит подтверждением опасений относительно ситуации с религиозной свободой в стране. Согласно отчету, начиная с 2013 года, USCIRF требует от Астаны рассмотреть возможность включения Казахстана в Специальный список наблюдения Госдепартамента США из-за серьезных нарушений свободы вероисповедания и недостаточной терпимости к ним.

Комиссия отмечает, что после принятия закона о религии в 2011 году условия свободы вероисповедания в Казахстане существенно ухудшились. Согласно докладу, в стране начались жесткие ограничения религиозной деятельности, а те, кто не придерживается традиционных религий для Казахстана, подвергаются преследованиям.

Примером того, как ЛГБТ-повестка активно продвигается и привлекает внимание консервативных религиозных институтов, может служить декларация, выпущенная Ватиканом. В этом документе, с одобрения папы римского Франциска, католическим священникам разрешается благословлять однополые пары.

Сегодня в интернете все чаще появляются откровения квир-мусульман из Центральной Азии, где мягко, но настойчиво подчеркивается, что «ЛГБТКИА — это не что-то далекое, а, прежде всего, о людях среди нас». Эти рассказы вносят новый элемент в дискуссию о ЛГБТ-правах, подчеркивая их актуальность и влияние на разнообразные общества, включая традиционно консервативные.

Ещё одним важным моментом в докладе USCIRF о преследовании религиозной деятельности в Казахстане является требование к правительству страны «немедленно освободить всех лиц, находящихся в заключении из-за их религиозной деятельности или убеждений, разрешить всем заключённым исповедовать свою религию». Это требование подчеркивает важность защиты свободы вероисповедания и убеждений в соответствии с международными стандартами прав человека.

Остаются открытыми вопросы — о каких нарушениях свободы вероисповедания или терпимости к определённым гражданам пишет Комиссия США по международной религиозной свободе? Зачем данная Комиссия призывает освободить приверженцев сомнительных религиозных организаций?